Публикацииархив

01 декабря 2017 г.

Саморегулирование профессиональной и предпринимательской деятельности: практическое пособие

В книге представлены материалы, отражающие сущность саморегулирования, историю его возникновения и развития; анализируются достоинства саморегулирования как альтернативы государственному вмешательству в экономику, излагаются условия, необходимые для создания и развития саморегулируемых организаций.

Официальные документы

Распечатать 11.10.2019

Обзор заседания Совета по развитию предпринимательства 3 октября 2019 года

Заседание Совета по развитию предпринимательства 3 октября 2019 года было посвящено обсуждению проблем и выработке предложений по реализации принципа презумпции добросовестности субъектов хозяйствования во взаимоотношениях с контролирующими органами, а также по вопросу избрания меры пресечения в отношении подозреваемых или обвиняемых по экономическим преступлениям.

Декретом Президента Республики Беларусь от 23 ноября 2017 г. № 7 «О развитии предпринимательства» определено, что данный принцип должен лежать в основе взаимодействия государственных органов с юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями.

В различных формулировках он получил отражение и в ряде других актов законодательства, посвященных совершенствованию контрольной (надзорной) деятельности, в частности, в Указе Президента Республики Беларусь от 16 октября 2017 г. № 376 «О мерах по совершенствованию контрольной (надзорной) деятельности», требующим признавать проверяемого плательщика добросовестно исполняющим законодательство, пока не доказано иное.

Налоговый кодекс Республики Беларусь в числе основных принципов налогообложения также определяет презумпцию добросовестности плательщика налогов и сборов, которая требует считать плательщика добросовестным в налоговой сфере до тех пор, пока иное не будет доказано на основе документально подтвержденных сведений.

Открывая заседание, Председатель Совета А.Г. Турчин почеркнул, что все многообразие жизненных ситуаций урегулировать нормами права невозможно. Юридическую действительность и нормативные предписания связывает правоприменительная практика. Именно здесь происходит реальная оценка актов законодательства, наиболее острых проблем его соответствия требованиям актуальности и действенности для получения позитивных практических результатов.

Практика применения принципа презумпции добросовестности плательщиков, наряду с контролирующими органами, будет формироваться также органами судебной власти. И в вопросе выработки критериев добросовестного поведения субъекта, процедур подтверждения им обоснованности той или иной хозяйственной операции именно суды будут играть интегрирующую роль.

В этой связи публичное обсуждение практики применения новых правил корректировки налоговых обязательств, имеющих место проблем и потенциальных угроз для бизнеса является крайне важным и своевременным. Именно посредством такого диалога представителей деловых кругов, контролирующих органов и органов судебной власти возможна выработка подходов по обеспечению единообразного применения соответствующих правовых актов.

В заседании Совета приняли участие Председатель Верховного Суда Республики Беларусь Сукало В.О., Генеральный прокурор Республики Беларусь Конюк А.В., Председатель Следственного комитета Республики Беларусь Носкевич И.Д., Заместитель Главы Администрации Президента Республики Беларусь Мицкевич В.В., заместитель Председателя Комитета государственного контроля Республики Беларусь-директор Департамента финансовых расследований Маршалов И.А., Министр по налогам и сборам Республики Беларусь Наливайко С.Э., Заместитель Председателя, председатель судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь Кобец Ю.В., а также представители иных государственных органов, судейского корпуса, адвокатского и делового сообщества.

Мероприятие проходило в Верховном Суде Республики Беларусь, что обусловлено в том числе предстоящим заседанием Пленума Верховного Суда по вопросам налогообложения.

С приветственным словом к присутствующим обратился Председатель Верховного Суда Республики Беларусь В.О. Сукало, также отметивший ключевую роль судов в процессе формирования правоприменительной практики.Он подчеркнул, что «…именно Верховный Суд выносит решение именем государства. Эти решения являются обязательными для исполнения, а постановления Пленума Верховного Суда носят нормативных характер. Поэтому мы все сделаем для того, чтобы на практике так и было, чтобы и решения, и разъяснения Верховного Суда принимались как направления действующей правоприменительной практики».

Генеральный прокурор Республики Беларусь А.В. Конюк в своем докладе отметил, что в настоящее время прокурорский надзор ориентирован «на обеспечение строгого соблюдения законодательства всеми контролирующими органами, исключение неоправданных проверок и необоснованных мер принуждения и ответственности».

По мнению выступающего, «отсутствие каких-либо четких и попятных разъяснений от госорганов о применении ст. 33 Налогового кодекса и о порядке составления и направления заключений и информации о корректировках, как и сформировавшейся практики применения указанной статьи Налогового кодекса и Инструкции КГК порождает предположения о том, что контролеры станут расширительно толковать нормы законодательства, а суды с ними согласятся. В конечном итоге это может негативно отразиться на реализации принципа презумпции добросовестности». Поэтому «перед нами стоит задача выработать наиболее эффективные и безболезненные для законопослушного бизнеса подходы к контрольной деятельности и, в первую очередь, необходимо уйти от негативного осадка, вызванного практикой применения положений Указа Президента Республики Беларусь от 23.10.2012 г. № 488».

Подходы органов финансовых расследований к противодействию незаконной минимизации налоговых обязательств были представлены заместителем Председателя Комитета государственного контроля Республики Беларусь-директором Департамента финансовых расследований И.А. Маршаловым. Как следует из его доклада, ситуация в данной сфере коренным образом изменилась: «если в 2011 году органами финансовых расследований было проведено почти 1600 проверок …, то в 2018 году их проведено чуть более 200 …., почти в 8 раз меньше. Если в 2013 году … приостановлены операции по счетам порядка 500 лжеструктур, на которых было арестовано около 10,0 млн. долларов США в эквиваленте, то в 2018 году – лишь по трем счетам, на которых арестовано 7,5 рублей. Аналогичная положительная динамика прослеживается и по выявленным преступлениям, связанным с уклонением от уплаты сумм налогов, сборов. Если в 2015 и 2016 гг. таких преступлений ОФР было выявлено более 450 ежегодно, то в 2017 – 386, а в 2018 – 223 преступления».

По мнению выступающего, утвержденная постановлением Комитета государственного контроля от 9 июля 2019 г. № 3 Инструкция о порядке составления и направления заключений об установлении оснований, влекущих корректировку налоговой базы и суммы налога, а также оформления и направления информаций упорядочивает процесс проверок, создает «продуманный механизм, который не оставляет места для каких-либо натяжек и превышений». В результате «за почти три месяца действия Инструкции составлено лишь одно заключение и направлено десять информаций».

Министр по налогам и сборам Республики Беларусь С.Э. Наливайко, следующим образом охарактеризовал подходы к осуществлению налогового контроля исходя из принципа добросовестности плательщика: «…статья 33 Кодекса требует соблюдения трех основных условий, на которых базируются принципы ведения честного бизнеса:

- не искажать сведения о хозяйственных операциях;

- не преследовать цель неуплаты налогов;

- хозяйственные операции должны быть реальными.

Наличие этих оснований устанавливается с учетом доказательств, собранных налоговым органом или представленных правоохранительными органами. И только собранные доказательства, свидетельствующие о неправомерном поведении плательщика, позволят налоговому органу скорректировать налоговую базу или сумму подлежащего уплате налога, сбора исходя из фактических сведений об объектах налогообложения плательщика или фактических обстоятельств совершения им хозяйственных операций».

Министр также проинформировал о том, что «…положения статьи 33 Кодекса будут применяться только после согласования с МНС. За 9 месяцев 2019 года для согласования поступило 26 материалов проверок и 28 уведомлений с предложением о проведении корректировки налоговых обязательств в добровольном порядке, из них согласовано 62 процента поступивших актов и 29 процентов уведомлений».

Экспертами и членами Совета, представителями делового сообщества были изложены потенциальные риски и угрозы применения статьи 33 Налогового кодекса Республики Беларусь и предложены конкретные механизмы, обеспечивающие реализацию принципа добросовестности налогоплательщика и его прав на законную минимизацию налоговых обязательств.

В числе ключевых рисков были выделены следующие:

1. Угроза ответственности за недобросовестного контрагента, допустившего искажения:

при учете хозяйственных операций;

– при оформлении первичных документов.

Статья 33 Налогового кодекса дает право контролирующим органам корректировать налоговую базу/сумму налогового обязательства, когда установлены искажения сведений о фактах (совокупности фактов) совершения хозяйственных операций, об объектах налогообложения, подлежащих отражению плательщиком в бухгалтерском и (или) налоговом учете, налоговых декларациях (расчетах), а также в других документах и (или) информации, необходимых для исчисления и уплаты налогов (сборов).

Очевидно, что при наличии двух участников сделки, если у одной из сторон имеют место искажения сведений, это не должно влечь ответственности другой стороны, сделка со стороны которой имела реальный характер. Налоговые обязательства другого участника подлежат корректировке только в том случае, если будет установлено, что он, как и его контрагент, внес в бухгалтерский и налоговый учет искаженные сведения о совершенной хозяйственной операции.

В соответствии с пунктом 9 статьи 10 Закона Республики Беларусь «О бухгалтерском учете и отчетности» своевременное и правильное оформление первичных учетных документов, передачу их в установленные сроки для отражения в бухгалтерском учете, а также достоверность содержащихся в них сведений обеспечивают лица, составившие и подписавшие эти документы.

Частью 4 статьи 12.17 КоАП установлено крайне жесткое наказание за осуществление сделок на основании не соответствующих действительности документов -штраф в размере до тридцати базовых величин, а на индивидуального предпринимателя или юридическое лицо – до пятидесяти процентов от суммы выручки, полученной от реализации товаров.

Поскольку в большинстве случаев в хозяйственной операции участвуют две стороны (Покупатель-Продавец, Заказчик - Исполнитель), каждая из сторон может обеспечить полную достоверность лишь тех данных (сведений) первичного учетного документа, которые ею предоставлены. Например, если первичный учетный документ содержит подписи не тех лиц, которые в нем указаны, то другая сторона не может нести за это ответственность, несмотря на то, что с формальных позиций нарушение имеет место.

В связи с этим ни один субъект не застрахован от риска недобросовестного поведения контрагента. Различные системы проверки контрагентов, которые самостоятельно разрабатываются и внедряются крупными компаниями, не позволяют выявить возможные противоправные намерения и действия лиц, управляющих подобной организацией.

При этом в настоящее время ни единый портал электронных услуг, ни портал Министерства по налогам и сборам не предоставляют для коммерческих организаций достаточной информации для проверки деловой репутации контрагентов. Например, при наличии лишь сведений о задолженности по налогам без указания суммы и данных по исполнительным производствам невозможно в полном объёме оценить риски сотрудничества с контрагентом.

Тем не менее, сделка с недобросовестным контрагентом чревата для субъекта угрозой «двойной ответственности», поскольку в сложившейся практике нередко имели место случаи, когда корректировка налоговой базы и доначисление налогов и пеней при установлении искажения сведений о фактах совершения хозяйственных операций не исключало применение к нему санкций за недостоверные первичные документы.

Так, по одному из дел (дело № 138-17/Ап/2016/479Жн), Верховным Судом Республики Беларусь в мотивировочной части постановления был cделан следующий вывод: «Доначисление предприятию налогов на основании положений Указа № 488 не освобождает предприятие
от предусмотренной
Кодексом об административных правонарушениях административной ответственности за совершенное правонарушение».

Единая позиция контролирующих органов относительно применения ч. 4 ст. 12.17 КоАП при корректировке налоговой базы в соответствии с п. 4 ст. 33 НК в настоящее время не выработана.

В связи с изложенным предложено:

1) включить в проект постановления Пленума Верховного Суда положения, рекомендующие судам:

- производить оценку хозяйственной операции, исходя из принципа преобладания ее экономического содержания над формой;

- применять п. 4 ст. 33 НК только к виновному участнику хозяйственной операции;

- применять п. 4 ст. 12.17 КоАП только к участнику хозяйственной операции, внесшему в первичный учетный документ сведения,
не соответствующие действительности;

2) внести изменения в Закон Республики Беларусь «О бухгалтерском учете и отчетности», дополнив пункт 9 статьи 10 следующим предложением: «Каждый участник хозяйственной операции несет ответственность за достоверность тех сведений первичного учетного документа, которые представлены непосредственно этим участником при оформлении и составлении первичного учетного документа»;

3) создать портал электронных услуг, предоставляющий субъектам хозяйствования возможность получения информации о контрагентах, позволяющей оценить риски сотрудничества, в том числе: данные об учредителях, объемах выручки, налоговых платежей (в разрезе их видов), численности персонала, размерах и видах уплаченных штрафов и доначислений по результатам проверок, а также данные о наличии ограничений движения денежных средств на их банковских счетах.

2. Угроза приостановления всех расходных операций плательщика в случае выявления налогового нарушения по результатам проверки.

В настоящее время обжалованию решений по акту проверки в суде предшествует длительная процедура взаимодействия с органом, составившим акт проверки: 15 рабочих дней – на подачу возражений; 15 рабочих дней – на их рассмотрение; 30 рабочих дней – на вынесение решения по акту и еще 30 рабочих дней – на рассмотрение возражений по акту.

В соответствии со статьей 56 Налогового кодекса, в случае неподачи уточненных деклараций и неуплаты налогов и пеней по акту проверки, все расходные операции по счетам плательщика приостанавливаются, что чревато угрозой срыва контрактов, невыполнения обязательств перед работниками, партнерами и, как следствие, санкциями и нарастанием объемов задолженности, что в итоге резко сокращает финансовые возможности субъекта и снижает вероятность внесения доначисленных налогов пеней.

При этом Указом Президента Республики Беларусь от 16 октября 2009 г. № 510 запрета на обжалование акта проверки в суд не установлено, что, в принципе, не исключает право плательщика использовать нормы статьи 227 ХПК РБ.

Возможность обжалования акта проверки в суд позволит добросовестным плательщикам реализовать свои права на защиту законных интересов и восстановление нарушенных прав в процессе состязательности, а также ходатайствовать перед судом о приостановлении действия решения налогового органа о приостановлении всех расходных операций по его счетам до рассмотрения дела судом.  

В связи с изложенным предложено в ходе заседания Пленума Верховного Суда рассмотреть целесообразность:

- внедрения в судебную практику обжалования плательщиком не только решения по акту проверки, но и самого акта проверки (без предварительной подачи возражений в контролирующий орган);

- включения в Постановление Пленума рекомендации судам приостанавливать на период судебного рассмотрения дела действия решения о приостановлении всех расходных операций по счетам плательщика при наличии оснований полагать, что это не затруднит в дальнейшем исполнение решения по проверке и (или) взыскание указанных в нем налоговых платежей по причине отчуждения (иного вывода) налогоплательщиком своих активов.

3. Угроза привлечения к ответственности в условиях правовой неопределенности, имеющей место при:

- коллизии правовых норм, регулирующих одни и те же правовые отношения;

- недоурегулированности и (или) пробелов законодательства;

- трансформации позиции и противоречивости разъяснений регуляторов/компетентных государственных органов;

- наличии оценочных категорий в правовых нормах.

Подпунктом 9.1. Директивы Президента Республики Беларусь № 4 установлено, что в случае неясности или нечеткости предписаний актов законодательства суды, другие государственные органы /организации принимают решения в пользу субъектов предпринимательской деятельности и граждан. Тем не менее, в судебной практике количество решений, принятых в пользу плательщика в соответствии с подпунктом 9.1. Директивы № 4, крайне незначительно.

Обращения в адрес Совета по развитию предпринимательства свидетельствуют, что субъекты хозяйствования довольно часто сталкиваются как с наличием пробелов и нечеткости норм законодательства, так и с противоречивыми разъяснениями государственных органов.

Примером оценочных категорий в правовых нормах может служить ст. 3.5. КоАП, следующим образом определяющая понятие вины юридического лица:

«Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что этим юридическим лицом не соблюдены нормы (правила), за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, и данным лицом не были приняты все меры по их соблюдению».

Поводом для вопросов со стороны бизнеса стало также такое основание для корректировки налоговых обязательств закрепленной в ст. 33 Налогового кодекса, как основная цель сделки (хозяйственной операции).

Законодательство не ограничивает право плательщиков проводить свои хозяйственные операции так, чтобы налоговые последствия были минимальными, т.е. субъект имеет право на налоговую оптимизацию при осуществлении предпринимательской деятельности. Этот подход отражен и в разъяснении Верховного Суда Республики Беларусь от 3 мая 2019 года. «В этой связи основной целью сделки должна быть конкретная разумная хозяйственная (деловая) цель, а не получение необоснованных преимуществ в налогообложении в нарушение установленных НК принципов».

Гражданский кодекс определяет предпринимательскую деятельность как деятельность, направленную на систематическое получение прибыли, осуществляемую на свой риск и под свою имущественную ответственность. При этом субъект предпринимательской деятельности, он же плательщик, вправе использовать для этих целей имеющиеся в налоговом законодательстве льготные и иные специальные режимы налогообложения.

Однако практика показала, что именно получение прибыли при использовании льготных и иных специальных режимов налогообложения нередко вменяются в вину плательщикам и являются основанием для доначисления налогов.

В связи с изложенным предложено:

1) включить в проект постановления Пленума Верховного Суда положения, рекомендующие судам:

- отражать в решениях причины неприменения ст. 3 НК, п.п. 9.1. Директивы № 4 в пользу субъектов хозяйствования;

- при установлении вины юридического лица исходить из фактов нарушения им конкретных норм  действующего национального или международного законодательства;  

2) внести изменения в статью 3.5 КоАП, изложив ее в следующей редакции:

«Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что этим юридическим лицом не соблюдены нормы (правила), за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, и руководителем или уполномоченными представителями данного лица совершены виновные действия (бездействия) в нарушение норм действующего законодательства»;

3) размещать в государственных информационно-правовых ресурсах, на сайте Министерства по налогам и сборам:

- описание признаков сделок, которые формально не противоречат законодательству, но имеют побочный эффект в виде возникновения необоснованных налоговых льгот;

- примеры судебных споров, по которым судами поддержана позиция налоговых органов либо налогоплательщиков;

- схематичные примеры взаимоотношений субъектов в рамках холдинговых структур, к которым возникают претензии со стороны налоговых органов;

- обзор нарушений, допускаемых субъектами в практике дробления бизнеса.

Предметом дискуссии в ходе заседания Совета стал также вопрос избрания меры пресечения в отношении подозреваемых или обвиняемых по экономическим преступлениям.

Председатель Следственного комитета Республики Беларусь И.Д Носкевич в своем выступлении подчеркнул, что в последнее время принят целый ряд изменений и дополнений в уголовное законодательство в сторону либерализации позиции государства в отношении преступлений против порядка осуществления экономической деятельности. «В результате декриминализации деяний, не требующих уголовного преследования, а также дифференциации наказаний за преступления против порядка осуществления экономической деятельности только за последние три месяца этого года по пункту 10 части статьи 29 УПК … прекращено производство по 262 преступлениям, предусмотренным главой 25 УПК, т.е., против порядка осуществления экономической деятельности. За этот год на 17 % уменьшилось количество возбужденных следователями Следственного комитета уголовных дел о преступлениях этой же категории. В то время, передано прокурору для направления в суд только 105 уголовных дел (в прошлом году – 121 уголовное дело)».

Однако, как было отмечено представителями деловых кругов, наличие даже отдельных случаев задержаний за совершение нарушений в экономической сфере крайне негативно сказывается на функционировании как конкретных субъектов бизнеса, так и бизнес-среды в целом. Заключение руководства предприятия под стражу, как правило, влечет за собой снижение темпов или остановку функционирования бизнеса, разрыв налаженных связей, потерю рынков, невыполнение обязательств перед партнерами, работниками, государством и, в итоге, - нередко банкротство. Более того, примеры уголовных дел в отношении известных предпринимателей «отбивают желание» заниматься бизнесом тех людей, которые пока еще не являются таковыми.

В связи с этим было предложено на этапе следствия и суда по экономическим преступлениям ограничить избрание в отношении подозреваемых или обвиняемых меры пресечения в виде содержания под стражей в пользу расширения применения меры пресечения в виде домашнего ареста или залога.

Одновременно высказаны мнения о необходимости:

- пересмотра суммы крупного и особо крупного размеров ущерба, причиненного экономическим преступлением;

- возможной градации крупного и особо крупного размеров ущерба в зависимости от субъекта, совершившего налоговое преступление (физическое лицо, индивидуальный предприниматель либо юридическое лицо) и объема оборота субъекта хозяйствования;

- изменения предельного срока лишения свободы, предусмотренного частью 2 ст. 243 УК, с целью отнесения соответствующего преступления к категории менее тяжких. 

По мнению участников заседания, это позволит соблюсти интересы государства, не создавая кризисную ситуацию для функционирования бизнеса.

мероприятияархив