Электронное обращение
Мненияархив

02 ноября 2018 г.

Указ № 488: капкан для инвестора

Александр Калинин, председатель ОО «Белорусский союз предпринимателей»

01 ноября 2018 г.

О налоговом консультировании

Жанна Рогова, директор ООО "Светлогорский деловой партнер"

Публикацииархив

01 декабря 2017 г.

Саморегулирование профессиональной и предпринимательской деятельности: практическое пособие

В книге представлены материалы, отражающие сущность саморегулирования, историю его возникновения и развития; анализируются достоинства саморегулирования как альтернативы государственному вмешательству в экономику, излагаются условия, необходимые для создания и развития саморегулируемых организаций.

Новости по тегам

Распечатать 28.09.2016

Интервью Валентина Байко показали в эфире телеканала "Беларусь 1"

Член Совета по развитию предпринимательства Валентин Байко стал гостем программы Марата Маркова "Крупным планом". Бизнесмен рассказал в эфире о семейном бизнесе, правилах игры и конкуренции, первом заработанном миллионе и тренде на здоровый образ жизни.

М. Марков: Валентин Валентинович, торговая марка Conte известна не только среди белорусских женщин, но и среди женщин зарубежья. Насколько я знаю, Вы экспортируете продукцию в порядка 20 стран. Почему 20 лет назад, когда Вы начинали, группа мужчин решила вдруг заняться бизнесом, который обеспечивает женщин?

В. Байко: Моя семья в то время занималась розничным бизнесом, мы арендовали несколько розничных магазинов. Ко мне в кабинет зашел один из предпринимателей, который просто подсказал эту тему, что есть вот такое направление (женские колготки), которое пользуется большим спросом на постсоветском пространстве, колготок тогда не хватало.

"Я приму решение то, которое я считаю нужным, но мне нужно услышать разные точки зрения, это большая польза"

М. Марков: Ваша семья - это кто?

В. Байко: Это я, мой отец, брат - это моя семья. В бизнесе Conte у нас есть еще несколько партнеров.

М. Марков: Подтвердите или опровергните слух о том, что Вы пытались торговать бананами?

В. Байко: Это не слух, я лично торговал бананами.

М. Марков: Вы помните тот день, когда Вы заработали свой первый миллион и поняли это?

В. Байко: Не помню.

М. Марков: Жизнь не перевернулась в этот момент?

В. Байко: Нет. Почему-то цифра "33 года" у меня ассоциируется с этим вопросом, но сказать конкретно не могу, что я четко помню: вот он, миллион. Помню прекрасно тот момент, когда наша компания приносила не прибыль, а оборот 10 миллионов в год. Это был 2010 год (собственно, это было не так давно). Я встречал Новый год, и у меня было понимание того, что это уже серьезный объем, это уже серьезная компания, это большой уровень ответственности за то, что мы делаем, за тех людей, с которыми работаем, за то дело, которому мы посвятили практически всю жизнь. Вот это я помню. Может, не помню первый миллион, потому что мы 10-15 лет вкладывали в развитие все деньги, не получали дивидендов.

М. Марков: Можете сказать, что именно это явилось причиной Вашего успеха?

В. Байко: Это одна из причин. Всегда нет только одной причины в чем-либо. То, что мы не получали деньги, я долгие годы ездил на 18-летнем Mercedes.

М. Марков: Понты не Ваша тема.

В. Байко: Не моя.

М. Марков: Есть такое расхожее мнение: если хочешь испортить бизнес, сделай его семейным. У Вас часто бывает различие во мнениях? Один предлагает заниматься одним направлением, а другой другим?

В. Байко: Сейчас мы просто разделили зоны ответственности, но и все равно могут быть разные мнения. Но разные мнения и в бизнесе, и в жизни для меня хорошо. И более того, мне это необходимо. Я приму решение то, которое я считаю нужным, но мне нужно услышать разные точки зрения. Это большая польза.

М. Марков: Вы сами когда-то были мелким беззащитным предпринимателем и через 10-15 лет начали достаточно системно поднимать вопрос о том, что все предприниматели должны работать по одинаковым правилам. Должны работать, грубо говоря, с документами, иметь одинаковые условия хозяйства. Я даже нашел одну цитату: "Пусть или определяются, или идут работать на завод". Достаточно жестко. Вы всегда придерживаетесь жесткой позиции в ведении бизнеса и у себя на предприятии?

"Любой, кто научился производить, мог продать"

В. Байко: Если Вы говорите про жесткую позицию в соблюдении закона или работы в белую, то позиция жесточайшая. Я два раза в жизни просто закрывал бизнес, когда он упирался в грань, где дальше все было уже за линией закона. Просто закрывал бизнес и сидел без работы. И ничего не делал.

М. Марков: Какой бизнес?

В. Байко: У меня были розничные магазины. За счет инфляции в начале 2000-х годов, когда она могла составлять 100% в неделю. Заработать реальные деньги в розницу было невозможно. Единственный способ это было делать - махинации. И я просто закрыл этот бизнес. Закрыл магазины. Если директор завода, у которого работает 1-2 тысячи человек, за отсутствие документов банально сядет в тюрьму, но при этом 100 тысяч предпринимателей или других людей будут работать без документов. Это как если Вас укусит одна пчела, вам будет больно, а если 100 тысяч пчел - это уже смертельно. Так и для экономики, для легкой промышленности укус 100 тысяч пчел - это смертельно. Эту сферу экономики (рынки, базары), которая не подвержена учету, контролю из-за отсутствия документов, сложно выводить из тени. Эти предупреждения были, люди должны были понимать, что это не может продолжаться вечно. Мы же идем к цивилизации, мы все хотим жить в цивилизованной стране, поэтому рано или поздно это случится. Это случилось, хотя и правительство, и Президент откладывали это решение. Я был на этом совещании, знаю, насколько вдумчиво и болезненно принимались эти решения. Но в итоге решение пришло к справедливости. Если у Вас есть документы, они должны быть у меня, должны быть у всех, кто занимается бизнесом. Понятно же априори, что не все могут быть предпринимателями. Если это не получается, человек не найдет себя в этой сфере, значит, нужно искать себя в другом месте. Мой личный опыт это тоже показывает.

М. Марков: Если говорить о государстве как о регуляторе, управленце, государство создает планомерность, условия для цивилизованного бизнеса. Появляются парки, свободные экономические зоны, бизнес-инкубаторы, какие-то льготы для инвесторов постоянно. Почему Вы тогда заявляете, что 20 лет назад вести бизнес было проще?

В. Байко: Мой взгляд такой. Если рынок свободный, если конкуренции меньше, чтобы мы ни делали, все будет востребовано. 20 лет назад мы учились производить качественный продукт.

М. Марков: Это было следствием того, что в Советском Союзе в принципе не хватало качественных товаров?

В. Байко: Товаров, соответствующих европейским, мировым стандартам, практически не было. Мы жили в эпоху дефицита. Любой, кто научился производить, мог продать. В силу того, что этих людей становилось все больше, конкуренция нарастала. Надо было учиться уже и продавать. Появились слова "маркетинг", "дистрибуция"… Производство сейчас - это вообще не самое главное.

М. Марков: Самое главное продать?

В. Байко: Да.

"Мы работали без прибыли, но мы сохранили коллектив, мы сохранили рынок"

М. Марков: У Вас есть с этим проблемы?

В. Байко: Если скажу, что проблем нет, буду не прав. Проблемы в большей или меньшей степени есть у всех. Есть продукты, которых не хватает, которых можно продать гораздо больше, есть линейка товаров, которую нужно проталкивать. Рынок занимается, место на полках в магазинах небезгранично. Вы приходите в магазин, предлагаете свой продукт, говорят, что нет места на полке.

М. Марков: 2015-2016 годы показали, что даже известные марки стали закрываться. Они говорят о банкротстве, о том, что изменились или ушли те рынки сбыта, которые были традиционными, подкосил кризис, российский рубль, Майдан, наконец, который закрыл украинские рынки. Почему в этой ситуации Вы говорите, что кризиса не стоит бояться, почему Conte не просто на плаву? Вы показываете рентабельность и получаете прибыль. За счет чего?

В. Байко: Во-первых, прибыль в момент кризиса мы зарабатывали не всегда. И это важно знать собственникам и управляющим. Знать, что нужно смириться с тем, что какое-то время можно работать без прибыли. Есть компании, которые в момент кризиса стали считать прибыль, в итоге стали терять бизнес, долю рынка. Мы вот и в России не поднимали цены на нашу продукцию. Когда там произошла внезапная девальвация, невозможно было поднять резко цену. Иначе угроза вылететь из рынка. Но я не могу остановиться, у меня работает 2 тысячи человек только на фабрике в Гродно. Если я выключу станки, что я буду делать с людьми? Это серьезная ответственность. Поэтому мы работали без прибыли, но мы сохранили коллектив, мы сохранили рынок. Мы надеемся только на себя. Тебе никто ничего не обязан в жизни: ни помогать, ни дарить, ни давать дешевые кредиты. Никто ничего не обязан. Ты хочешь, ты сделай. Мой первый кредит был в банке "Нико Банк". Когда я туда пришел, я сказал, что готов заложить квартиру. Закона об ипотеке тогда не было. Это было невозможно тогда. И я внутренне был к этому готов. Поэтому, когда я слышу от людей: "Нам не дают кредиты", я не понимаю возмущений. Это моя проблема, я должен ее решать. А не ходить и громко рассказывать всем, что мне не дают, это плохо.

М. Марков: Если говорить о ситуации, которая складывалась и складывается на протяжении последних лет. Единое таможенное пространство, потенциальное вступление Беларуси в ВТО, зоны свободной торговли с отдельными странами, санкции против России, революция в Украине… Вот что из этих произошедших событий или из тех, которые могут произойти, может повлиять или повлияло на Ваш бизнес в большей степени?

В. Байко: В той или иной степени повлияло все. Революция в Украине - мы на украинском рынке после нее провалились, наверное, на 50%.

М. Марков: Несмотря на то что ваша растяжка, говорят, висела прямо на Майдане?

В. Байко: Что растяжка, если люди стали беднее в 3 раза? Растяжка тут не поможет.

М. Марков: И даже то, что Вы почетный консул, не помогло?

В. Байко: На продажах, поверьте, это вообще никак не сказывается.

М. Марков: Из 20 стран, куда Вы экспортируете товар, в каких странах работать наиболее комфортно? Включая Беларусь.

В. Байко: Нам очень комфортно в Беларуси.

М. Марков: Почему?

В. Байко: Здесь четкие правила.

М. Марков: Многие же жалуются на правила.

В. Байко: Влево или вправо - расстрел. Но правила-то четкие, соблюдай их. Будь в рамках правил. Другое дело, что их трактовать можно по-разному. От многих я слышу: было бы проще, было бы лучше. С этим тоже соглашусь. Но правила есть. Есть четкие ограничения. Налево нельзя, направо нельзя, можно только прямо, иди прямо. Хуже, когда ты не можешь понять формулировку. Либо за тем, что написано, нужно понимать, что сторона имела в виду. Вот это пояснение всегда вызывает сложность, двузначность.

М. Марков: В Беларуси работать комфортно?

В. Байко: Нам комфортно.

М. Марков: Летом 2015 года председатель Беллегпрома заявил, что Conte сами попросились войти в концерн. В чем была основная причина, задумка такого перехода?

В. Байко: Мысль была такая. Николай Васильевич Ефимчик пригласил меня на чай, мы с ним обсудили некоторые вопросы и проблемы, которые вообще есть в отрасли. Поступило предложение - решать проблемные вопросы сообща, обсуждать, выносить в правительство какие-то предложения, защищать наш рынок и нашего производителя. Лучше работать вместе. Это сотрудничество. На сегодняшний день и в тот момент, когда мы принимали это решение, мы не преследовали какие-то свои интересы.

М. Марков: Бонусы какие-то были от этого? На протяжении этого года?

В. Байко: Нет. Когда мы принимали это решение, я понимал, что бонусов никаких не будет. Но мы можем обсуждать вопросы, можем предвидеть проблемы, понимать их. Поднимать могут, конечно, все. Но мы можем сделать так, что нас услышат хотя бы.

М. Марков: Только говорить? Или все-таки влиять на принятие решений?

В. Байко: Влияют на решения те люди, которые их принимают. Мы можем донести. И если нас услышат, если решение будет приниматься уже с учетом того, что проблема понятна "снизу" и донесена, это уже хорошо. Решение может быть разным.

М. Марков: Мы говорим о государственно-частном партнерстве?

В. Байко: Это из этой серии.

М. Марков: Буквально сейчас были парламентские выборы. На этих выборах одна из политических (я их называю "группка"), она через своих кандидатов продвигала мысль о том, что в случае, если они придут к власти, они обеспечат дополнительно миллион рабочих мест. Вы когда слышите подобные обещания, как на это реагируете? С точки зрения здравого смысла и профессионализма.

В. Байко: Я расстраиваюсь. Мы с Вами затрагивали тему про предпринимателей. Больная в общем-то для страны тема, где тоже была масса популистских заявлений: дайте людям работу. Для меня это понимание того, что люди либо не вникли в суть проблемы, либо просто хотели сделать себе на беде других людей какое-то громкое имя спасителя. Как-то так.

М. Марков: Там была спекуляция, а здесь Вы проводите параллель? Что это того же порядка? Почему сравнили?

В. Байко: Говорить про миллион рабочих мест… В конкретике это нереально. Просто нереально.

М. Марков: Вы мягко хотите сказать, что это идет обычный обман? На этом просто пытаются заработать дивиденды?

В. Байко: Возможно. Набрать себе голоса.

"Если у нас чистая вода, чистый воздух, чистая еда, это 50% залога успеха здоровья нации"

М. Марков: Валентин Валентинович, Ваше выступление на Всебелорусском народном собрании было неожиданным не только для меня. Ведь когда выходит бизнесмен, добившийся успеха, владелец известного бренда и начинает говорить, всегда ждешь от него совершенно конкретных предложений по теме о проблемах предпринимательства, возможно, о дорогих кредитах или еще о чем-то из этой сферы. Давайте посмотрим, о чем Вы говорили.

В. Байко (выступление на Всебелорусском народном собрании)Я считаю, что назрела необходимость принять закон об экологическом земледелии, чтобы четко определить правила отнесения продукции к органической. Было бы хорошо, чтобы государство стимулировало производство органических продуктов. Это не только здоровье нации, это отдельная большая отрасль экономики с огромным экспортным потенциалом.

М. Марков: Почему эта тема? Откуда она вообще возникла? И почему Вы решили поднять ее на Всебелорусском народном собрании?

В. Байко: В преддверии собрания у меня было ощущение, что я 20 лет к этому выступлению готовился. Представьте, у Вас есть 5 минут, Вы должны успеть сказать самое главное - то, о чем Вы думаете - тем людям, которые могут повлиять, либо принять решение, куда пойдет страна. Говорить про дорогие кредиты… Как лично Вас это трогает, бабушку, маленьких детей? Это, конечно, сказывается на важных материальных вопросах. Но я постарался вычленить что-то более важное.

М. Марков: Почему Вы думали, что это тронет? Ведь для многих это показалось непонятным.

В. Байко: Для многих. Но окружение меняется, люди меняются. Я вижу, куда идет мир. Я в феврале нынешнего года в Нюрнберге был на выставке органических продуктов. Это десятки тысяч павильонов, площадей, где были представлены фирмы со всего мира, которые производят продукцию в промышленном масштабе. Мне недавно попалась на глаза книга, я ее прочитал. Это исследования немецких ученых, которые пишут о том, что люди болеют из-за нехватки минералов и микроэлементов в питании. Люди хотят быть здоровыми, успешными. Поднимались вопросы не только питания, вопросы зеленой страны, чистой страны, чем мы можем отличаться на рынке. Это как в бизнесе. Чем ты лучше других? И Президент говорил: если у нас чистая вода, чистый воздух, чистая еда, это 50% залога успеха здоровья нации. Нужно сделать так, чтобы это было нашим конкурентным преимуществом в мире.

М. Марков: Я так понимаю, Вы начали с себя?

В. Байко: Да.

М. Марков: Вы изменили свой образ жизни?

В. Байко: Давно.

М. Марков: Вы перестали есть мясо, рыбу, пить алкоголь. Вы убрали из дома практически все телевизоры, вот это меня больше всего шокировало.

В. Байко: У меня остался маленький.

М. Марков: Для просмотра новостей?

В. Байко: Верно.

М. Марков: Я знаю, что Вы последний раз покупали Coca-Cola для своих детей несколько лет назад, чтобы показать, как она классно моет унитазы. Семья Вас сразу поддержала? Нет?

В. Байко: В эфире мы должны сказать как-то по-другому. Скажем так, на каком-то этапе меня семья поддержала. Первопроходцем был я.

М. Марков: У нас считается, что белорусские продукты сами по себе хороши.

В. Байко: Безусловно.

М. Марков: Тогда в чем разница?

В. Байко: Белорусские продукты хороши. Мы это не подвергаем сомнению. Я говорил о том, что может быть лучше. Белорусское может быть еще лучше. Это сложно, мы не владеем этими технологиями. Надо учиться.

М. Марков: Учиться производить свои экопродукты?

В. Байко: Конечно.

М. Марков: Они у нас есть сейчас в Беларуси?

В. Байко: Практически нет.

М. Марков: А где Вы их берете?

В. Байко: Нигде. Начал сам выращивать сейчас. Зарегистрировал фермерское хозяйство. Начинаю выращивать продукты.

М. Марков: Какие масштабы? Хватает для семьи? Или больше?

В. Байко: Я в начале пути.

М. Марков: Я, конечно, знаю, что Вы еще купили и мельницу с натуральным каменным жерновом. И хлебопекарню. То есть хлеб вы для себя печете сами?

В. Байко: Да. Более того, я даже скажу, что в этом году я вырастил первый урожай пшеницы. Если раньше мы пекли хлеб из покупной ржи или пшеницы, то в этом году я уже вырастил органическим способом первый урожай. Наверное, неделю назад испекли первый хлеб из него.

М. Марков: У Вас изменился рацион. Вы можете озвучить свои стандартные завтрак, обед, ужин?

В. Байко: Сегодня я ехал к Вам на передачу. Выехал поэтому достаточно рано из Гродно. Я позавтракал в машине яблоками. Фрукты, ягоды - это не десерт. Это еда, абсолютна полноценная, качественная, волшебная еда.

М. Марков: Это на завтрак. А на обед что было?

В. Байко: Был зеленый салат, черный необработанный рис с тушеными овощами. И овощной густой суп.

"Мы стали работать больше, зарабатывать меньше"

М. Марков: Либералы часто упрекают власть в том, что она слишком опекает госпредприятия. Мол, приватизация - это панацея. На Ваш взгляд, это так?

В. Байко: Я все-таки считаю, что у частника отношение будет более глубокое.

М. Марков: А социальная ответственность частника будет такая же глубокая?

В. Байко: Государственная регулируется государством. Устанавливаются правила. Я не призываю к приватизации, но если у предприятия не будет эффективности, то оно проиграет.

М. Марков: Приватизация - это неизбежно? В том или ином объеме?

В. Байко: В разных сферах экономики.

М. Марков: Сколько Вы платите своим работникам в среднем?

В. Байко: На сегодняшний день средняя зарплата - 7 миллионов 600 тысяч неденоминированных рублей. Но это в целом по предприятию. Если говорить про возможности, то возможность заработать на предприятии есть.

М. Марков: Сколько Вам денег нужно для счастья?

В. Байко: Наверное, гораздо меньше, чем есть.

М. Марков: А как кризис последних лет сказался на Ваших доходах и на Вашем свободном времени?

В. Байко: Времени стало меньше, ответственности стало больше. Мы стали работать больше, зарабатывать меньше.

М. Марков: А Вы азартный человек?

В. Байко: Нет.

М. Марков: Вы действительно в молодости играли на свадьбах?

В. Байко: Да, на фортепиано.

М. Марков: Ваша дочь - студентка, два сына - школьники. Планируете, что они продолжат семейный бизнес?

В. Байко: Дочь моя учится на дизайнера в Италии. Этим летом, наверное, 2,5 месяца она работала у нас на предприятии. И за станком сидела, и сама шила. Сама занималась разработкой и дизайна, и каких-то других вещей. Ей это очень нравится, она делает успехи. Что касается мальчишек, они пока еще маленькие, про них загадывать не буду.

М. Марков: Вы в одном интервью сказали, что женщины ничего не понимают в колготках, а вот мужчины в этом профи.

В. Байко: Нет, я сказал, что они немного понимают в этом. Мужчины, конечно же, вообще здесь ничего не понимают. Просто те люди, которые у нас на фабрике работают, сделали колготки они. Технологи.

М. Марков: В фильме "Чего хотят женщины" герой Мела Гибсона проверял на себе товары, которые он собирался продавать женщине. У Вас есть люди, которые занимаются этим на предприятии?

В. Байко: Мои партнеры, совладельцы бизнеса, проверяли на себе. 20 лет назад. Чтобы понять оппонента, нужно понять, что его беспокоит, в чем причина, колется, не колется и так далее. Сейчас есть система, по которой всю продукцию отдаем в носку женщинам. Плюс система анкетирования.

М. Марков: Тогда самый главный, наверное, вопрос. Чего хотят женщины?

В. Байко: Есть песня такая, по-моему, у Beatles: все, что мне нужно - это любовь. Ну, Вы, наверное, про колготки хотели спросить? Но забыли уточнить.

М. Марков: Валентин Валентинович, побеседовав с Вами, мне хочется пожелать даже, наверное, всем нам того, чтобы все государственные управленцы рассуждали так, как бизнесмен, который пришел сегодня в студию. И мне очень хочется, чтобы бизнесмены всегда рассуждали как государственные люди. И чтобы государственно-частное партнерство стало обычным в нашей жизни. Удачи Вам в работе!

В. Байко: Спасибо!

М. Марков: Мне искренне хотелось бы, чтобы эта удача Вам сопутствовала.

В. Байко: Спасибо!

"Беларусь 1"

мероприятияархив