Обратиться с вопросом
Публикацииархив

01 декабря 2017 г.

Саморегулирование профессиональной и предпринимательской деятельности: практическое пособие

В книге представлены материалы, отражающие сущность саморегулирования, историю его возникновения и развития; анализируются достоинства саморегулирования как альтернативы государственному вмешательству в экономику, излагаются условия, необходимые для создания и развития саморегулируемых организаций.

Мнения

Распечатать 25.06.2015

О целесообразности и перспективах развития кластеров в Республике Беларусь

Мировые экономические кризисы последнего десятилетия заставили экономику нашей страны, еще неокрепшую, находящуюся в стадии становления и развития, испытать на себе все «передряги», присущие как экономикам «старого света», так и экономикам молодым.

Такие потрясения или, как я сказал бы, «кровопускания» сопровождаются, как правило, сначала падением, а затем - стремительным ростом. Последствия этих катаклизмов испытали на себе и субъекты хозяйствования. В результате многие из них вынуждены были свернуть деятельность, а те, которые выжили, столкнулись между собой в жесткой конкурентной борьбе на так называемых «алых океанах». Лишь немногие, самые «устойчивые», ушли в спасительные «голубые океаны», создав новые, малоконкурентные рынки товаров и услуг, используя инновации, а также опираясь на опыт развитых стран.

Мечта любого субъекта хозяйствования независимо от формы собственности — создание своего «голубого океана». Мы все где-то на подсознательном уровне к этому стремимся. Это заложено в генах  любого бизнеса, где бы он ни функционировал,  — выжить и развиться. Поэтому постепенно и в нашу жизнь приходят и становятся обыденными такие понятия как инновации, бизнес-инкубаторы, парки высоких технологий, субконтрактация,  кластеры.

Последнее, в моем понимании, это логически завершенный процесс системного взаимодействия крупных, средних и малых компаний, обеспечивающий оптимальные условия их совместной деятельности в среде выживания. Ведь понятно, что бороться вместе легче.

Живым примером кластера в природе является пчелиный улей, в котором управление идет от пчеломатки (королевы), а  каждая пчела выполняет свою функцию. При этом они разбиты на группы, и каждая группа выполняет свою функцию, а все они объединены общей целью.  Возможно, это не совсем удачный пример, поскольку налицо авторитарное правление «королевы», но будем считать, что там непременно имеет место и совещательный момент.

Согласно академическому определению, кластер (англ. cluster — скопление) — это объединение нескольких однородных элементов, которое может рассматриваться как самостоятельная единица, обладающая определёнными свойствами.               

Экономическоеопределение кластера — это сконцентрированная на некоторой территории группа взаимосвязанных организаций (компаний, корпораций, университетов, банков и проч.): поставщиков продукции, комплектующих и специализированных услуг; инфраструктуры; научно-исследовательских институтов; вузов и других организаций, взаимодополняющих друг друга и усиливающих конкурентные преимущества отдельных компаний и кластера в целом. Таким образом, кластер обладает свойствами взаимной конкуренции и кооперации его участников и обеспечивает формирование уникальных компетенций региона, где концентрируются предприятия-участники кластера.

Кластеры являются одной из форм взаимодействия организаций и социальных групп в рамках совместной цепочки ценности. Их следует отличать от получивших в нашей стране популярность холдингов, групп  компаний, профессиональных ассоциаций, технопарков, индустриальных парков и округов, региональных инновационных систем, территориально-производственных комплексов и промышленных агломераций.

В то же время, на мой взгляд, кластеры — не новое явление для нашей экономики. Еще в 1990 году в Беларуси сложился ряд технологически взаимосвязанных бизнесов, которые фактически представляли собой кластер, включающий в себя управляющую компанию, осуществляющую управление всеми входящими в группу субъектами, обеспечивающую их юридической, бухгалтерской, информационной поддержкой, а также обеспечивающую безопасность деятельности всего кластера, строя бизнес по принципу «лейки».

Сегодня, по истечении 25 лет, те, кто остались на рынке и прошли все стадии развития, уже определили свои ниши, перестали заниматься всем подряд и остались присутствовать на одном-двух рынках (нашли свои «голубые океаны»). У многих их них сменились собственники, и управление группой компаний перешло от авторитарного управления собственников к коллегиальному, с привлечением профессиональных менеджеров. Больше ресурсов стало направляться на исследования и развитие высокотехнологичных инновационных технологий, проводится постоянная работа по сокращению непрофильных расходов, стали нормой аутсортинг и субконтрактация.  Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что пришло время перехода на более современные формы организации бизнеса, пришло время кластеров.

Как уже было сказано, в отличие от холдинговых компаний кластер обладает свойствами взаимной конкуренции его участников при одновременной их кооперации. И это, на мой взгляд, одно из его главных преимуществ.

Последние 10 лет я посвятил массу времени и ресурсов на создание группы компаний холдингового типа, в центре которой стояла управляющая компания, а бизнес строился по принципу «лейки». Вникая во все процессы — от продаж до бухучета — и осуществляя практически авторитарный контроль за всеми участниками холдинга, я был уверен, что система должна работать как часы и ей не страшны никакие катаклизмы. Первой и главной причиной роста я считал то, что мы постоянно предлагали клиентам что-то новое, самое передовое, не уступающее по качеству аналогам из Европы и Америки. Это касалось как технологий, так и продуктов. Мы постоянно работали с привлечением лучших достижений как зарубежной, так и отечественной науки. Основной упор делался на поиск инноваций и их быстрое внедрение.  Мотивация персонала стояла на первом месте.

Однако кризис 2014-2015 гг. показал все слабости созданной мною холдинговой структуры. Работай мы в рамках кластера, сегодня все было бы проще. Вопрос принятия ключевых и спорных решений мог быть переложен на коллегиальный орган. Фирмы-партнеры, а также их сотрудники, понимая что могут «утонуть», сами были бы более активны, а не ждали пока примется  решение «сверху». И самое важное: не являясь собственником всех участников кластера, я бы смог сократить расходы посредством сворачивания или расторжения отношений с фирмами-балластами, в каком-то временном периоде уделяя больше внимания инновационным и перспективным субъектам.

Естественно, развитие кластеров не может происходить без государственной поддержки. Необходимы, прежде всего, ликвидация барьеров для инноваций, инвестиции в человеческий капитал и физическую инфраструктуру, а также поддержка географической концентрации связанных фирм.

Считаю, что наиболее перспективной сферой для развития кластеров в нашей стране является сфера дорожного и гражданского строительства. 

Сегодня в отрасли функционирует холдинг. Республиканское унитарное предприятие «Управляющая компания холдинга «Белавтодор»распределяет подряды между трестами, конкурирующими между собой. Хотя до 2005 года отрасль представляла собой фактически кластерную систему. Был центр в виде департамента «Белавтодор», который размещал заказы и обеспечивал работой все тресты, каждый из которых специализировался на определенном виде работ. Например, один трест занимался производством асфальта, другой — его укладывал, третий обеспечивал перевозку материалов, четвертый занимался разработкой карьера и т. д. Сегодня каждая организация выполняет весь комплекс работ, и все они конкурируют между собой.

Кроме того, на коммерческой основе стала функционировать наука, в результате чего положительные заключения стали получать как качественные, так низкопробные товары, а ее функция фильтра, отделяющего качество от мусора, «свелась на ноль».

Изменилась система финансирования: если на строительство новых дорог  средства выделяются из республиканского бюджета, то на их содержание — из бюджета области, что практически осуществляется по остаточному принципу и непременно сказывается на качестве.

Дали о себе знать и перегибы с проведением тендеров: никто не хочет рисковать и брать качественное, а дешевое - это не всегда лучшее. Однако, получив выигрыш в краткосрочном периоде, имеется риск гораздо больших потерь в будущем.  

Считаю, что создание кластера в данной сфере стало бы оптимальным вариантом не только с точки зрения организации работ, но и с позиции использования финансовых ресурсов. При этом выиграли бы все участники: и заказчик, и бизнес, и государство.

В настоящее время процесс кластеризации экономики в нашей стране лишь начинается. В его авангарде, как представляется, должны выступать инициативные и дееспособные руководители (владельцы) тех организаций, которые уже сегодня являются площадками для совместной деятельности потенциальных участников кластеров и сотрудничества государства и частного бизнеса. Пришло время молодых и прогрессивных, и глава государства вполне обоснованно делает на нас ставку.

Виталий Радьков,
управляющий группы компаний «Промхимгрупп»,
кандидат экономических наук,
депутат Минского районного Совета депутатов XXVII созыва

мероприятияархив